abs8192: (world)
https://yadi.sk/d/YjD85-gR3HUvLN
Замечательная лекция Дмитрия Львовича о поэтах и "русском мире".
В том числе упоминается Юнна Мориц.

Анекдот из лекции: Святая Троица собирается в отпуск на Землю.
Бог-Отец говорит: - Я направлюсь в Израиль, всё-таки я выбрал евреев.
Святой Дух: - А я в Европу, у них сейчас проблемы с мусульманами.
Иисус: - Ну а я - в Россию. НИКОГДА ТАМ НЕ БЫЛ.
abs8192: (world)
Не будет лета, не мечтай:
Период грянул ледниковый.
Молись "растай, снежок, растай!",
А он лежит себе как новый.

Не будет мая. Прочь апрель -
И снова вьюга и пороша,
Параша даже. Мира цель -
Не дать тепла нам ни на грошик.
abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков // "Новая газета", №43, 24 апреля 2017 года


СИНОПТИЧЕСКОЕ

«Я родился в холодной стране.
Мало чести — оставь мне хоть эту».
2000

Люблю тебя, апрельский снег, а не грозу в начале мая. Все обещанья вешних нег, все планы дачников ломая, ты засыпаешь общий дом, лежишь на крышах, на воротах — напоминанием о том, что мы живем в таких широтах. И этот снег, и корка льда — они, казалось бы, годны ли для жизни истинной? О да. Ведь это повод для гордыни. Всегда находится кретин,— и, между прочим, их в достатке, добро бы он такой один, а то ведь их таких десятки,— что утверждает: господа, цените место у параши, тут наша древняя среда, а остальное все не наше. В России надо жить трясясь. Постыдно жить в тепле и блуде. Тепло придумал англосакс, а мы нордические люди! О чистота, о белизна, земля нам саван постелила, весна порочна и грязна, и только смерть всегда стерильна! Консервативный поворот переживает вся планета. Не только оттепель пройдет, но вообще не будет лета. Настало время перемен непредставимого масштаба: сейчас мы выберем Ле Пен — вот баба снежная! Вот баба консервативная! Она — арийских ценностей защита. Зима не просто нам дана, а в гены к нам навеки вшита. О снег!— ликует идиот.— О заторможенные реки! Зима не только не уйдет — она вернулась к нам навеки, а все, кто требовать весны неосновательно решился,— они вообще цепные псы заокеанского фашизма. Пусть учат тещу и жену, а мы — пример земному щару, мы признаем одну жару — когда даем соседям жару. Мы убедились при Хруще — нас в мире плохо понимают, мы норд, и климат вообще на переправах не меняют… И вот послушаешь его, весь этот бред густобородый,— и понимаешь: большинство не переделаешь свободой, давай им персик, абрикос, хоть ананас — они не внимут. Тут не в политике вопрос, а это климат, братцы, климат! В России время не пришло для вешних трав, для мать-и-мачех… Нам сроду не было тепло, нет гроз, и нам ли начинать их?! Вот так, почти уже во сне, хотя светло и чай не допит, глядишь в окно на мокрый снег и думаешь: зато ведь топят… Довольно требовать, глупить, идти гулять — большая дерзость. Весной не станут и топить, и что тогда мы будем делать?

Учитесь жить под потолком. Не знаю худшей штурмовщины, чем ждать при климате таком, что народятся апельсины. Не надо жалобных соплей, дурных сравнений и оглядок: на Украине да, теплей, но там бардак, а тут порядок. О символичная весна с таким февральским рецидивом, ты так наглядна, так ясна, твой образ стал таким правдивым! Все эти песни на одре невыносимо надоели: поверить в это в январе еще возможно, но в апреле… Весь этот пафосный разбег — уже предмет для скоморошин. Как жалок ты, апрельский снег, как ты ничтожен, как ты чмошен! Так жалок престарелый царь, его придворных дряблый танец. Ты имитируешь январь, а и на март уже не тянешь. И скоро шумный вешний вихрь — о, сколько празднеств, сколько бешенств!— снесет и лыжников твоих, и запоздалых конькобежцев, всех идеологов зимы, что и сейчас-то еле живы, но душат местные умы отсутствием альтернативы. Каким морозом ни ударь — ты имитациями занят: не остановишь календарь, он милосердия не знает. О, эта вянущая плоть, пустое, высохшее вымя… Твои метафоры, Господь, бывают просто лобовыми.

Люблю тебя, апрельский снег! В твоем плену надежда зреет. Живет недолго человек, но пережить тебя успеет. Люблю — за то, что новый век уже не слышит старых бредней; люблю тебя, апрельский снег, за то, что ты такой последний! Прощай, уютный мезозой, век динозавров со слезой! Ты воешь, правду понимая. Но не пугай меня грозой: любить грозу в начале мая — оно и вправду моветон, наследство древних космогоний,— но ваш державный фельетон, поверьте, много моветонней.

Люблю тебя, апрельский смех, над этой гнилью теплохладной. Люблю тебя, апрельский снег, за то, что ты такой наглядный.

abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков (теле-эфир) // "Дождь", 18 марта 2017 года
«в каждом заборе должна быть дырка» (с)



проект
СТО ЛЕКЦИЙ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

лекция №74
ВАРЛАМ ШАЛАМОВ «КОЛЫМСКИЕ РАССКАЗЫ» (1969 год)

аудио (.mp3)

«Ничего более ужасного русская литература не знала»: Дмитрий Быков о трех этапах Варлама Шаламова. В 1969 год были впервые опубликованы «Колымские рассказы» Варлама Шаламова — писателя с «самой страшной биографией» во всей русской литературе. В новом выпуске «Ста лекций» Дмитрий Быков рассказал о том, как события жизни Шаламова — юность, лагерь на Колыме, переезд в Москву и старость, омраченная психическими заболеваниями, — свзязаны с его жестокими, «голыми» в своей правдивости произведениями.

Проект Дмитрия Быкова «Сто лекций» на Дожде. Вся история XX века в сотне литературных шедевров. Один год — одна книга. И одна лекция.

все лекции на одной страничке

стенограмма лекции... )

abs8192: (world)
Originally posted by [livejournal.com profile] jewsejka at Дмитрий Быков // "Собеседник", №40, 26 октября – 1 ноября 2016 года
writers.jpg

ТВ-УБИВАКА ШЕЙНИН

В ответ на реплику гостя ток-шоу «Время покажет» («Первый канал») о том, что погибший Моторола был убийцей и недостоин быть героем, ведущий Артем Шейнин, воевавший в Афгане, надвинулся на оппонента и с вызовом произнес: «Я убивал. Что дальше?! Вы же сидите со мной разговариваете...»

Моя страна бывала всякой.
Встряхнули давнее былье,
И Убивака с Забивакой –
Герои главные ее.

Необходима перековка,
Предполагается аврал,
И как-то, знаете, неловко,
Что я совсем не убивал.

Простите мне, товарищ Шейнин,
Что я, разнузданный злодей,
Стрелял на службе по мишеням,
Но никогда – в живых людей.

Я никого еще не сбросил
В глухой карьер небытия –
И понял в нынешнюю осень,
Что бесполезно прожил я.
Мир говорит со мною сухо.
К досаде местных заправил,
Патриотического духа
Я до сих пор не проявил.

И как мне этого добиться?
Отчизна шанса не дает.
Ведь патриот – всегда убийца.
Иначе он не патриот.

Но я скажу, товарищ Шейнин:
Мое табу не навсегда.
Меня не зря зовет к свершеньям
Вся ваша дружная орда.

Смотрю на вас.
Офигеваю.
К оружью тянется рука,
И я пока не убиваю.
Но это, знаете, пока.
abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Беседа Дмитрия Быкова с Андреем Макаревичем // "Собеседник", №47, 21–27 декабря 2016 года
makaker.jpg

АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: ГАДОСТИ ПРО МЕНЯ ИСХОДИЛИ НЕ ИЗ КРЕМЛЯ

Макаревич, странное дело, всегда вызывал у людей очень сильные чувства. И в семидесятые, когда его — классического барда, тихого романтика — травили с непонятным и беспричинным ожесточением. И в восьмидесятые, когда его легализация привела к упрекам в продажности и опопсении. И в девяностые, когда он вел «Смак» — как смеет поэт вести кулинарное шоу? Про послекрымские события можно не напоминать.

Сколько бы я с ним ни говорил — он вроде бы не сообщает ничего сверхнового и ведет себя подчеркнуто мирно, а я всегда подспудно готов, что он — раз! — и скажет нечто невозможное, неожиданное, разрушительное. Откуда это — не понимаю. Видимо, так ощущается талант.


«Они все-таки придумали 25-й кадр»

— Ты опять без диктофона? Неуважение к собеседнику.

— Я все запомню, ты ясно формулируешь.

— Ты запомнишь суть, а не обертоны, не интонации. Неужели тебе это совсем неважно? Плевок в лицо...

— Андрей, у меня это профессионально поставлено. Зато я не знаю нот, тебя же это не удивляет?

— Чему тут удивляться? Я тоже не знаю.

— Неправда.

— Хорошо, знаю, но не люблю.

— Я пришел к тебе на самом деле со сложной психологической проблемой.

— Вискарика?

— Не поможет. Ты понимаешь, я перестал понимать, что, собственно, не устраивает меня в эпохе. Принюхался, как говорится.

— У Жени Маргулиса есть хорошее словцо — «привонялся». Что касается моих ощущений, меня не устраивает — и продолжает не устраивать — дикое нагнетание злобы, культивирование агрессии в людях, причем по любому поводу. Мне начинает казаться, что все-таки изобрели 25-й кадр и он зомбирует. Телевизор вызывает опасение, как зверь в углу...

— Ну так выброси его, как я выбросил!

— А как я тогда узнаю о начале ядерной войны?

— Так, может, оно и к лучшему — не узнать-то?

— Нет, иногда приходится смотреть, знать, пытаться понять... У меня нет намерения стоять среди пустыни и кричать о своих недовольствах. Кто думает сходным образом — тот и так все знает, а кто думает иначе — он меня все равно не услышит. Потому что тоже все знает, но знать не хочет. Я буду делать свое дело и по мере сил работать над личной устойчивостью ко всякого рода гипнозам...

— А есть черта, качество, биографическая деталь, не знаю... которая позволяет человеку оставаться устойчивым к этому 25-му кадру?

— Критерий размыт. Это как у Стругацких в «Обитаемом острове»: есть выродки, которые во время облучения чувствуют только головную боль.

— Не думаешь же ты, что это биологическое?

— Нет, хотя чем черт не шутит... Ну, попытаемся навскидку: обычно к пропаганде устойчивы те, кто сам пережил опыт травли, — раз. Это как-то удерживает от проявлений стадности. Два — устойчивы люди, которым хорошо с собой, которые по крайней мере разобрались в себе и не нуждаются для повышения самооценки во внешнем враге. Три — устойчивы люди с хорошим вкусом.

— Ты из какой категории?

— Как бы так сказать, чтобы себя не похвалить... Ну, скажем, я разобрался в себе. Я не жду от себя слишком многого, не позволяю слишком плохого. Кроме того, давно живу.

Read more... )

abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dolboeb в С днём рождения, Дмитрий Львович!
Сегодня — день рождения у моего дорогого друга, поэта, писателя, критика, журналиста, просветителя, теле- и радиоведущего Дмитрия Львовича Быкова. Ещё не юбилей, но последнее к нему приближение: 49.

Как обычно, отмечается это событие творческим вечером. Сегодня он пройдёт в Центральном доме литераторов на Большой Никитской, дом 53. Желающим поздравить именинника стоит запастись билетами, не откладывая.

Не откажу себе в удовольствии отметить дату, запостив тут Димин стих. Последний раз Дмитрий Львович тут публиковался в связи с моим приговором, но вообще-то он очень пронзительный лирик. Стихи, которые я выкладываю ниже, написаны минувшим летом.

На горизонте розовый и серый
Недвижный лайнер, смутный, как рассвет.
Я на него гляжу с тоской и верой,
А может быть, его там вовсе нет.
Таким я вижу розовый и серый,
Морской, рассветный цвет небытия,
В котором все измерят верной мерой —
По крайней мере в это верю я.
В конце времен — неблизком или близком,
На горизонте дымно-заревом,
Пусть василиск возляжет с василиском,
Но агнец перестанет спать со львом.
Не то что кара — кара портит нравы,
Не ад с котлами — это скучный бред,
Но просто мы поймем, что были правы.
А если нет —

Что ж, если нет, то снова быть неправым,
Гордиться не победой, а виной
Сочту финалом менее слащавым
И более логичным, чем иной.
Не выправит горбатого могила,
Не ототрет родимое пятно.
Со мною только так всегда и было
И быть должно.

В эпоху византийца Юлиана,
Отступничества долгие года,
Так просто быть в составе миллиона,
Решившего, что это навсегда!
Пока ликуют псы и скоморохи,
Как знать, что отречение Петра —
Не суть эпохи, а петля эпохи,
И, может быть, последняя петля?
Последнее свидетельство — отступник,
Уловка мирового скорняка.
Так птицы возвращаются на сутки,
Чтоб улететь уже наверняка,
И эти все сегодняшние лажи —
Не сделавшийся явным ход планет,
Не глас народа, не секунда даже.
Но если нет —

Я все равно сказал бы, умирая,
Что лучше так, что это правый суд,
Что ни к чему искать земного рая —
Что значит рай, по крайней мере тут?
Смешно мечтать при гибнущем режиме,
Что лилия взметнется из гнилья.
Сгнием и сгинем. Это заслужили
И вы, и я.

Я знаю мира тайное лекало,
И вся его заржавленная жесть,
Вся плоть его мне чаще намекала
На то, что нет, а не на то, что есть.
Вся радуга павлинья, вся Кампанья,
Вся смертная, цветущая бурда —
Не будет ни суда, ни оправданья.
Но если да —

То эта незаслуженная милость
Как раз и есть основа всех основ,
Которая сквозила или снилась
И плакать заставляла после снов
Над каждою мучительной химерой,
За всем моим бессильем и тоской —
Цвет милосердья, розовый и серый,
Рассвет морской.


abs8192: (world)
«Россия сильно любит Трампа
И повторяет "трам-пам-пам".
Но этот Трамп не любит штампа,
И этот кайф обломит вам...».

(C) Дмитрий Быков
abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков (видео) // "Газета.ru", 4 ноября 2016 года


программа НАТЕ! с Дмитрием Быковым (выпуск 20)

«Россияне впервые изведали «народное единство»

В новом выпуске авторской передачи на «Газете.Ru» писатель и журналист Дмитрий Быков рассуждает о Дне народного единства и объясняет почему этот праздник актуален именно в нынешний период российской истории.

abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков // "Новая газета", №110, 3 октября 2016 года
dolboeb.jpg

НОСИКОВОЕ

Пора ответить наглому насилию сомнительных партнеров-блатарей. Пусть кто-нибудь расплатится за Сирию, и лучше, чтобы это был еврей. Я требую: пускай сажают Носика, накликавшего Сирии беду. Кого еще? Не нашего же боссика? (Не скажем, кто имеется в виду). Не власти же российские пассивные бомбили этот самый гумконвой? Мы знаем: все решения по Сирии сам Носик принял бритой головой. Товарищи, оставьте мысль нелепую, что властью управляется страна. Вся авантюра с этою Алеппою была еврейским лобби внушена — конечно, под прикрытьем Pax'a Rossica, экспансии российской и т.п., — а кто у нас еврей, помимо Носика, подчеркнуто ходящего в кипе? Пусть слушает ООН кобылу сивую, Саманту эту с пеной на губе, — мы знаем, что Россия влезла в Сирию по требованью Носика А.Б. Пора платить по счету. Время пробило. Россия подставляет честный лоб по наущенью экстремиста-блогера с сомнительною кличкой Dolboeb. Да разве кто поддерживал бы Асада, который приближает свой финал, — без этого таинственного аспида? Он безусловный серый кардинал, во всем виновный прямо или косвенно, агент неуловимых тайных сил. Тут ничего не делают без Носика. С него бы и за «Боинг» я спросил. Все то, что в интернете русском деется, — его рука. Не зря его пасут. На что, не понимаю, он надеется, являясь добросовестно на суд?

И кстати, да: решение выносится, в натуре двушку просит прокурор, — а посмотрите, граждане, на Носика! Он все стереотипы поборол. Не зря ему, болезному, икается: он подлинно сорвался с якорей, не прячется, не плачется, не кается, ведет себя совсем не как еврей. Хотя евреев помянул не зря ли я? Ведь он не чудь, не потьма и не жмудь: он гражданин коварного Израиля, а там они воинственные — жуть! И все-таки процесса столь похабного пока еще не видели у нас. Нам зрелище еврея, слишком храброго, внушает когнитивный диссонанс. Пора спросить с деляги-девяностника за общий наш стремительный провал. Мы требуем: пускай посадят Носика, чтоб ротика уже не открывал. За все, что нынче явственно итожится: за торжество невыносимых морд, за пятьдесят седьмую и за Стерджеса, за главпопов и их антиаборт, за теле-гоны и за телегонию, за вайно-нооскоп и за ворье, — чтоб увенчал грядущую агонию и стал компактным символом ее. Он тертый малый, он невыносим бывал, он смотрится средь нас, как конь в пальто, — но коль он хочет стать в России символом, не сможет помешать ему никто.

А, впрочем, есть эффект и положительный: в России станет ясно, кто из ху. В его карьере головокружительной придет пора работать наверху. Придет пора ответственного, трудного, крутого торможенья на краю.

Тогда властей без опыта подсудного в Отечестве не будет, зуб даю.

abs8192: (world)
Новая графология-2

Если бы кто-то меня спросил,
Как я чую присутствие высших сил —
Дрожь в хребте, мурашки по шее,
Слабость рук, подгибанье ног,—
Я бы ответил: если страшнее,
Чем можно придумать, то это Бог.

Сюжетом не предусмотренный поворот,
Небесный тунгусский камень в твой огород,
Лед и пламень, война и смута,
Тамерлан и Наполеон,
Приказ немедленно прыгать без парашюта
С горящего самолета,— все это он.

А если среди зимы запахло весной,
Если есть парашют, а к нему еще запасной,
В огне просматривается дорога,
Во тьме прорезывается просвет,—
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Внушает надежду там, где надежды нет.

Но если ты входишь во тьму, а она бела,
Прыгнул, а у тебя отросли крыла,—
То это Бог, или ангел, его посредник,
С хурмой «Тамерлан» и тортом «Наполеон»:
Последний шанс последнего из последних,
Поскольку после последнего — сразу он.

Это то, чего не учел Иуда.
Это то, чему не учил Дада.
Чудо вступает там, где помимо чуда
Не спасет никто, ничто, никогда.

А если ты в бездну шагнул и не воспарил,
Вошел в огонь, и огонь тебя опалил,
Ринулся в чащу, а там берлога,
Шел на медведя, а их там шесть,—
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть.
abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков // "Собеседник", №31, 24-30 августа 2016 года
?????????????

Дмитрия Ливанова на посту министра образования и науки сменила известная в религиозных кругах кремлевская чиновница Ольга Васильева.

В отставку выгнали Ливанова.
Он принял это ровно, немо.
Теперь у воинства диванного –
Неразрешимая проблема:

Увидеть в нем министра дивного
Способен лишь поэт наивный,
Однако, глядя от противного...
Сказать точнее – от противной...

Должно быть, нам для счастья пущего
Таких вождей приводят, друже,
Чтоб мы любили предыдущего
И понимали: будет хуже.

Страна, видать, навеки пленница.
Прости, Отечество, за наглость –
Тут если что и переменится,
То так, что лучше б не менялось.
Еще внедрят такого вредину
В грядущем времени горячем,
Что мы заплачем по Медведеву...
Да и по Путину заплачем...

Вы как хотите – это знаково,
Я раскусил все эти козни:
Любить в России будут всякого,
Когда поймут, кто будет после.

И я теперь люблю Ливанова,
Пленен я чувством этим странным.
Конечно, я отнюдь не фан его,
Но посравнишь – и станешь фаном!

Терпи, страна! Любого вынеси!
Не то, когда придут другие,
Ты будешь в столь глубоком минусе,
Что заревешь от ностальгии.

abs8192: (world)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Дмитрий Быков (видео) // "Газета.ru", 10 июля 2016 года
видео )

программа НАТЕ! с Дмитрием Быковым (выпуск 5)

«Закон Яровой имеет глубокий смысл, который мы еще не поняли»

В новом выпуске своего авторского проекта в «Газете.Ru» журналист Дмитрий Быков обсуждает уже подписанный Владимиром Путиным пакет поправок к антитеррористическому законодательству и высказывает предположения о том, зачем это нужно президенту.

abs8192: (world)
«Детский вопрос: сочетается ли с представлением о бессмертии души тот бесспорный факт, что тело влияет на душу? Недостаёт миллиграмма гормона — и вот уже депрессия. Миллиграмм лишний — наполеоновские планы и оптимизм гигантский. А старость? А спермотоксикоз? А беременность? Что же тогда душа без тела?»

А вот вы попытайтесь этот эксперимент (благо у вас всё для этого под рукой) на себе поставить. Знаете, у меня с первой женой об этом были очень интересные дискуссии. Надька — она же очень хороший биолог действительно, а ныне уже доктор. Я спрашивал её часто, каким образом её биология сочетается с её же верой. И она мне всегда поясняла, что если человек чувствует в себе светящуюся точку, то вопрос о бессмертии души для него очевиден. Надо только расчистить в себе эту светящуюся точку. Понимаете, надо отделять душу от своего Я. Душа не тождественна Я. Это на ваше Я влияет упомянутый спермотоксикоз или просто токсикоз, или гормоны. А помимо этого существует то, что делает вас человеком, что вас одушевляет. Вот если вы расчистите в себе это… Это не характер. Это не склонности. Склонности — это всё ваше. Это, что называется, «мешок костей». А вот попробуйте расчистить в себе то, что тянет вас вперёд, то, что заставляет вас сострадать несчастным или завидовать счастливым (такое тоже бывает). Расчистите это в себе! Это очень интересный эксперимент — расчистить, где Я, а где не Я. Это безумно увлекательно.

Ничего не понял. А что - есть какое-то "не я"? Бессознательное имеется в виду или что? "То, что делает вас человеком, что вас одушевляет" - это о чём? Душа - это то, что одушевляет. Сепулька - то, что используется для сепуления. Вообще-то сознание - процесс, и это НЕ "душа". Для того, чтобы дул ветер, не нужна "душа ветра", достаточно перепада давления в атмосфере.
abs8192: (world)
«Я часто задаюсь вопросом: если бы советское руководство всё делало правильно — мы не вторглись бы в Афганистан, не раздавали бы деньги союзникам, здраво вели плановое хозяйство, не тратили бы средства на ядерное вооружение, не было бы перестройки — возможно, нам удалось бы сохранить социализм до нынешних лет, а культура и искусство миновали бы периоды деградации? Вы так не думаете?»

Я так не думаю. Прав Веллер, конечно, что деградация этой культуры уже к началу 80-х была очевидной: кто умер, кто спился, кто уехал. И во-вторых, с таким фундаментом, как коллективизация, культурная революция (индустриализация сравнительно мягче обошлась) и репрессии 10–20-х — вряд ли тут было бы построено светлое хрустальное здание. К сожалению, человек нуждается в более радикальном и при этом менее насильственном перевоспитании. Средства этого перевоспитания должны быть другими. Вот над чем надо думать — над теорией воспитания. Мир, который был построен, который был запланирован советской властью и который потом очень радикально мутировал (мутировал в 30-е, 40-е, в 60-е, а в 70-е это была уже совсем другая страна, к утопиям Ленина никакого отношения не имевшая), этот мир был построен для другого человека — не того человека, который имелся в реальности. Вот воспитать этого нового человека — с этой задачей советская власть не справилась.

Вот здесь внимание! Как только эта система почувствовала, что она вроде бы воспитала сверхлюдей (это поколение, о котором я подробно пишу сейчас в эссе о Нагибине в «Дилетанте» — условно говоря, поколение 1919–1926 годов рождения, в диапазоне от Солженицына до Трифонова), как только советская власть их воспитала, она тут же начала их репрессировать, а потом швырять в топку войны, совершенно некритично, совершенно неэкономно. Из этого поколения уцелел каждый четвёртый. Этого хватило на то, чтобы произвести ещё в стране оттепель, но на то, чтобы построить новую страну, уже не хватило. Это удивительное чутьё системы, которая в топку швыряет тех, кто способен её уничтожить или перестроить. Сейчас тоже есть такие люди. И тоже сейчас их, мне кажется, хотят швырнуть в топку, а потом сказать, что это было сделано по объективным мотивам. Я надеюсь, что у них этого не получится. Но то, что советская власть выступала собственным могильщиком постоянно, по-моему, сомнению не подлежит.

«Иглой в памяти сидит фраза инженера Гарина о человеке: «Ничтожнейший микроорганизм, вцепившийся в несказуемом ужасе смерти в глиняный шарик земли…» Если Алексей Толстой имел в виду Ленина, угадал ли он суть взглядов вождя на человечество?»

Конечно, угадал. Понимаете, Ленин где-то (в какой-то из стенограмм я это нашёл), когда он говорит, как мучительно рождается в России новое, как мучительна эволюция, он говорил: «Это как природа, когда женщина превращается в орущий, обезумевший от боли кусок мяса». Вот так он сказал. Он умел сильно выразиться. Так вот, этот «кричащий кусок мяса» — да, наверное, таковым было мнение Ленина о человеке. «Мясо». Он всё-таки понимал, что он имеет дело с биомассой, которую ещё только надлежит воспитать, одухотворить и так далее. Его мнение о человеческой природе было довольно низменное. Он поэтому и верил в то, что человек ещё только становится, что человек находится в процессе становления.

Я не знаю, кстати, мнения Ленина о Дарвине, и не знаю, читал ли он его толком, но ведь Маркс — это прямой аналог Дарвина, его продолжение (во всяком случае эта революция была синхронной). Аналог в том смысле, что человек — это результат внешних условий, адаптации к ним. И в этом смысле Ленин совершенно искренне полагал, что если создать здоровые условия, то удастся создать идеального человека. Он абсолютный материалист, и мнение его о человеке было мнением материалиста — «кусок глины», «душонка, обременённая трупом» (да и душонка так себе). То, что это фраза о человеке, то, что Гарин — это Ленин в его главных чертах? По-моему, безусловно. По-моему, это лучшее описание Ленина, если не считать портрет у Куприна в очерке.

[Дмитрий Львович совершает фактическую ошибку. Это не Дарвин, а Ламарк].

«Что придёт на смену постмодерну в человеческой культуре? Мне видится новая традиция, в которой старые народы либо исчезнут, либо преобразятся в нечто совершенно другое. Возможно, грядут другие формы объединения людей».

Я уже говорил об этих новых формах — о гипотетическом Человейнике и о новых луддитах, одиночках, которые будут эту сеть разрушать или игнорировать. О том, что ризома (грибница) станет новой формой объединения людей, Делёз и Гваттари написали ещё в 70-е годы, насколько помню. У меня был доклад когда-то в Питтсбурге, который назывался «Фашизм как последняя стадия постмодернизма», и там столько копий было сломано, что мне к этой теме сейчас возвращаться стрёмно. Но речь идёт просто о том, что последней стадией постмодерна действительно вполне может оказаться фашизм.

Я всегда давал постмодерну, может быть, не слишком лестное определение: постмодерн — это просто стадия освоения массовой культурой и вообще массами достижений модерна. Постмодерн — это модерн, погружённый в массу на всех уровнях: на социальном, на философском, прежде всего на культурном. Вот модерн — это «И корабль плывёт…», а постмодерн — это «Титаник» Кэмерона. Поэтому вполне следующей стадией массовизации культуры может оказаться фашизм. Илья Кормильцев, Царствие ему небесное, говаривал, что «новая серьёзность — это практически неизбежное следствие и это отступление в архаику, мода на архаику». Да, к сожалению, это возникает. Это ещё одна издержка постмодерна.

То, что две основные линии будут, видимо, в развитии человечества — это понял ещё Уэллс. Но это необязательно будут элои и морлоки. Это могут быть люди более эффективные, скажем, в коллективе и более эффективные в одиночестве. Это один критерий разделения. Это могут быть люди простые и сложные. Необязательно умные и глупые, а именно простые и сложные — скажем, люди одного мнения или люди колеблющиеся. Я не знаю, по каким границам пойдёт это разделение, но то, что история человечества, скорее всего, пойдёт далее по двум веткам, и мы сейчас переживаем стадию мучительного расставания, мучительной ижицы, развилки… Я всегда повторяю в таких случаях фразу Пинчона из «Against the Day»: «Дойдя до развилки, выбирай развилку». Состояние развилки довольно плодотворно.

Тут, конечно, много можно спорить об этом, это не одну программу надо было бы потратить. Да и потом, опять я должен сказать, что прежде чем что-то сформулировать, прежде чем что-то сказать, уже трижды подумаешь. Я столько получил потрясающих отповедей, что когда я говорю о люденах, я впадаю в фашизм: «Вот вы делите людей на недочеловеков и сверхчеловеков». Во-первых, не я делю, а история делит. Во-вторых, не на «недо» и «сверх», а на людей, которые делают разные выборы. Ничего не поделаешь, по всей видимости, единая эволюция, единая история человечества закончилась, а дальше отдельные части человечества будут эволюционировать по-разному. Они будут собираться в разные группы. И думаю, что этим критерием будет либо склонность к массовизации, либо склонность к одиночеству. А как будет выглядеть этот «зубец-Т в ментограмме», описанный Стругацкими, я пока сказать точно не могу.

http://www.limonow.de/myfavorites/DB_ODIN.html

Profile

abs8192: (Default)
abs8192

May 2017

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios